Право
(16+) Пьяный ревнивец бил Ирину и кричал, что… любит ее
– Я решил поехать в Тольятти и проверить, не встречается ли она со своим бывшим мужем. Хотел посмотреть ее телефон, вдруг она звонила или переписывалась с ним или другими мужчинами. Родным в Костроме я сказал, что отправляюсь в Москву на вахту, а сам – в Тольятти.

Здесь снял квартиру на улице Матросова, взял нож и пошел в сторону ее работы. Увидел знакомую машину, сел на автобус и поехал к ее дому. Я знал, что Ирина приедет в гараж, хотел там ее встретить внезапно, взять телефон и всё проверить.
Вдруг вижу, она идет с двумя собаками, значит, машину припарковала возле дома. А впереди – какая-то женщина. Я подождал, когда та уйдет. Подскочил к Ирине, дернул за капюшон и спросил: «Что, не ожидала меня увидеть?» Ирина закричала: «Убивают!» У меня началась паника. Я был злой на Ирину и стал хаотично наносить ножом удары…
Она упала с криком: «За что ты меня?!» Потом она вскочила и побежала, я мог бы ее догнать, но не стал. Пришло осознание, что натворил. Я ушел в лес…
Это фрагмент показаний Ильи Морозова, того самого, которого осенью прошлого года несколько дней искали наряды полиции, проверяя чердаки, подвалы и сомнительные квартиры. А еще прочесывали лесопарковую зону. В городе тогда еще поползли слухи, что появился очередной маньяк, нападающий на молодых женщин.
С Ириной (данные потерпевшей изменены) Морозов познакомился в 2014 году – забавлялись одной сетевой игрой. Потом встретились и стали жить вместе.
– У Ирины были дети от прошлого брака, налаженный быт, она не захотела переезжать ко мне в Кострому, поэтому я перебрался в Тольятти. Сначала у нас было всё хорошо, даже один раз ходили в театр. Потом в квартиру зачастил ее бывший муж. Он приезжал к детям, но я всё равно ревновал. Начались скандалы…
Ирина, которая была старше своего избранника, окончание букетно-карамельных отношений описывала несколько иначе:
– Через год наших отношений Илья стал пить. Я просила его не приходить домой в нетрезвом виде, потому что дети всё видят.
Когда началась специальная военная операция, он пить стал еще больше, боялся, что его заберут в армию. Перестал работать, он был машинистом на заводе в Шлюзовом, оскорблял детей, хватался за нож, ревновал к бывшему мужу. Я даже установила дома видеокамеры, боялась, что он, агрессивный, со мной что-нибудь сделает. И обращалась за помощью к участковому.
Когда стало совсем невыносимо, мы наконец-то расстались. Он очень долго не хотел уходить, но потом всё же уехал в Кострому. Звонил оттуда, писал, говорил, что сильно скучает. Я везде его заблокировала, тогда он стал звонить с чужих номеров. Писал моим знакомым гадости, и про меня, и про них. Это был сплошной ужас…
А вот рассказ ребенка, прозвучавший в суде по ходатайству государственного обвинителя из прокуратуры Комсомольского района:
– Морозов маму бил, меня и братика не трогал. Пил постоянно, кричал, что у него на заводе начальник плохой, заставляет работать. Ему даже не нравилось, как мама на него смотрит. Он грозил, что «пусть дети уйдут, я тебе тогда покажу». Мама закрывалась от него в комнате. Но когда в гости приезжал наш дедушка, Морозов вел себя хорошо, не скандалил и не пил.
Однажды пришел мой папа и побил Морозова, тот потом уехал. Морозов ревновал маму к папе, но не сразу, а после того, как папа заступился за маму. Я посылала папе голосовые сообщения о том, что у нас тут происходит, с криками, матом и угрозами…
Представляете состояние мужчины, которому родной ребенок присылает такие звуковые сообщения?
Рассказ Ирины про само нападение цитировать не стану – это действительно какой-то ужас. Ей просто повезло, что она осталась в живых. В руках женщина держала телефон, один из ударов ножа пришелся именно в аппарат. Любой удар, ногой или ножом, мог оказаться роковым!
– Я на земле сумела перевернуться и встать на ноги. Побежала на свет, там, подумала тогда, должны быть видеокамеры. Увидела мужчину, попросила о помощи, сказав, что на меня напали. Потом села на асфальт, сил стоять уже не было. Когда приехала скорая помощь, я была еще в сознании. Назвала номер домашнего телефона, назвала нападавшего.
Помню, люди вокруг разговаривали со мной, просили не отключаться, зажать рану на животе. Было много крови. Я старалась держаться, но силы закончились…
Врачи потом насчитали больше десяти ножевых ранений, половина из них были опасны для жизни. В больнице потерпевшая пролежала 13 суток, а потом больше месяца восстанавливалась амбулаторно. Ей был нанесен тяжкий вред здоровью, последствия которого порой непредсказуемы.
– Дали направление в санаторий, а денег на лечение у меня нет. Общалась с родственниками Морозова, они отправили на продукты… пять тысяч и вернули долг – 30 000 рублей. Потом его сестра добавила еще 20 тысяч, сказала, это за то, что Илья жил в моей квартире и не работал…
Теперь о том, как задержали преступника. Несколько суток Морозов прятался в лесу между Комсомольским и Центральным районами. К людям выходил только за тем, чтобы «купить алкоголь и спиртное». Странное выражение употребил обвиняемый, ведь алкоголь – это и есть спиртное, и наоборот. Он пил тогда только водку с пивом, по-разному их, наверное, классифицируя.
После нападения выложил в соцсетях пост, который потом назвал криком души и признанием в любви:
– Понимаю, что во всем виноват сам, но от ревности я сгорел. Я думал о ней каждые ночь и день. Она, наверно, просто ведьма, так что не судите строго меня за все поступки, это, видимо, любовь. Если чего натворю, значит, я отчаялся и принял такое решение. Всех люблю, не судите строго… Мы с Ириной вместе будем вечно...
Вот как понимать последнюю фразу? Знакомые потерпевшей расценили это как новую угрозу.
Морозов, вероятно, считал иначе. Он отключил телефон, якобы собирался покончить жизнь самоубийством. Через сутки вышел к магазину, спиртное закончилось, и встретил знакомых, которые отняли у него нож и вызвали полицию, но Морозов сумел скрыться в лесу. Они потом рассказали, что Илья грозился разобраться с бывшим мужем Ирины.
Через двое суток беглец вышел на свет в Старом городе возле кладбища, включил телефон и позвонил знакомому. Тот посоветовал сдаться, спросил, где сейчас находится, чтобы подъехать самому. Морозов сказал. Через пять минут там уже были оперативники. При задержании он, усталый и голодный, сопротивления не оказал.
В суде Морозов вину признал частично, дескать, убивать не хотел, просто был в ярости, вне себя:
– У меня до сих пор сохранились к ней чувства… Знаю, что виноват, раскаиваюсь в содеянном…
Несмотря на эти чувства, бывший сожитель исковые требования Ирины на миллион рублей назвал завышенными. Сказал, что 500 тысяч вполне достаточно. А потом завел прежнюю шарманку:
– Я понимаю, что чуть не убил Ирину. Готов платить за это. И вообще, хочу пойти на СВО, искупить вину…
И следом:
– То, что я сделал, это не попытка убийства…
И тем не менее, судили Морозова за покушение на убийство. Наказание – шесть с половиной лет колонии строгого режима и возмещение причиненного морального вреда (500 тысяч рублей). Приговор был обжалован, но областной суд оставил его в силе.

Сергей РУСОВ
Просмотров : 217
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер 22...24, ветер 0 м/с
ночь 17...19, ветер 1 м/с
Завтра
утро 25...27, ветер 4 м/с
день 27...29, ветер 5 м/с