Право
Голодный Ваня и нюхачи... в белых халатах

Едва я успела войти в кабинет, инспектора отдела по делам несовершеннолетних (ОДН) УВД по Центральному району наперебой начали рассказывать о последней страшной истории, где жертва -- ребенок. Случай этот поразил даже опытных, бывалых работников, хотя, наверное, к жестокости, особенно по отношению к детям, привыкнуть нельзя.
В частном секторе живет мамаша, у которой сын - инвалид. Он болен ДЦП: не ходит, даже не сидит, говорит очень плохо, так как отстает и в умственном развитии. Ванечке уже 14 лет, и последние несколько для него особенно тяжелы. Мать всегда отличалась склонностью к выпивке и отвращением к работе. Но в первое время более-менее заботилась о ребенке: кормила, выносила на улицу. С тех пор как в жизни далеко не молодой (за 50 лет) женщины появился некий таджик, Ваню совсем забросили. Мальчик состоит на учете как нуждающийся в постоянном наблюдении и лечении, его постоянно навещали медработники, приносили медикаменты, памперсы. Их глазам открывалась следующая картина. Дом-развалюха без удобств, внутри темно, только в одной комнате тускло мерцает лампочка. И... запах. Стойкий запах немытого, нестиранного, неубранного. Тут же на грязном диване, проводит свою жизнь Ваня.  Нераспечатанные лекарства копятся в разных углах комнаты, покрываются пылью упаковки памперсов разных размеров -- рос Ваня, росли и они. На вопрос, почему не пользуется всем этим, мать отвечала, что лекарства не помогают, ну а с памперсами возиться, естественно, ей лень. Ни разу не воспользовалась она и бесплатными путевками, которые предлагали для лечения Вани. А между тем современная медицина в силах помочь больным ДЦП. Ваня же не один такой! Другие дети с аналогичным диагнозом, которым больше повезло с родителями, чувствуют себя гораздо лучше. Да что там говорить: если бы старший инспектор Марина Суягина не забрала Ваню, последствия были бы неизвестны.
-- В холодильнике не было ничего, кроме бутылки с остатками высохшего кетчупа, сморщенной луковицы и пустой обгорелой кастрюли, -- рассказывала Марина Владимировна. -- А по словам врача, навещавшей Ваню, если она заранее предупреждала мамашу, что придет,  на самом видном месте стоял йогурт как свидетельство того, что ребенка кормят. Если не предупреждала -- еда отсутствовала напрочь.
-- Что теперь будет с мальчиком?
-- Он в специальном учреждении для детей-инвалидов. А в отношении матери возбуждено уголовное дело по статье 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего».
-- Жуткий случай. Часто подобное бывает?
-- К счастью, не очень. Был у меня один не менее жуткий случай, но иного характера. Из второй горбольницы нам поступил сигнал о том, что двое подростков нюхают клей. Они забрались в больничную прачечную, где их и засекли. Мальчикам было лет по пятнадцать, и были они очень грязные. Сердобольные женщины тут же постирали им одежду, одев на время в... белые халаты. В халатах мы их и повезли. Представляете эту картину? Один сказал, что живет с бабушкой. А привезли по адресу, старушка ответила, что внук находится в детском доме, туда ему и дорога. До этого вполне адекватный мальчик вдруг хватает нож и кричит: «Я в детдом не поеду! Порежу вены или себе, или бабушке, или вам!» Пока я вызывала подкрепление, мальчишка закрылся вместе с бабушкой. Когда приехала подмога, он уже стоял на балконе и грозился спрыгнуть, если все не уедут. Два с половиной часа я уговаривала подростка успокоиться, открыть дверь и отпустить бабушку. Все кончилось хорошо, мальчик согласился вернуться в детский дом.
-- Таких историй у каждой из нас пруд пруди, -- вступила в разговор старший инспектор с пятнадцатилетним стажем Елена Шальнова. -- Мне, например, пистолетом Макарова угрожали. Так мать, кстати, кандидат в мастера спорта по стрельбе, пыталась отбить у нас сына. После долгих розысков, его, наконец-то, задержали за неоднократное причинение тяжкого вреда здоровью. Дома отчим и мать вели себя спокойно. А когда мы уже повели его по улице, вдруг подлетел автомобиль. Оттуда выскочила мама с ПМ -- и на нас. К счастью, никто не пострадал, но сынка они отбили. Правда, через некоторое время сами же его и сдали, после того как, напившись, он погонял их топором.  Сейчас его, по-моему, уже нет в живых: то ли в тюрьме погиб, то ли на свободе в какой-то драке.
-- А часто трудные подростки все-таки исправляются?
-- Лучший педагогический эффект бывает, когда дети «попадаются» рано. То есть попробовал пива первый раз – тут же тебя поймали, уведомили родителей, ты ото всюду получил «люлей» и понял, чем чревато нарушение закона. Безнаказанность же развращает. Поэтому для наилучших результатов мы ведем профилактическую работу: беседуем в школах, на улицах, везде, где собираются дети. Вот мне вспомнился интересный случай. Один мальчик повадился таскать из дома деньги. Его отчим неплохо зарабатывал, поэтому суммы пропадали немалые -- до 35 тысяч рублей. Семья хорошая, правда, для матери это был второй брак, а сын с дочерью – от первого. Может быть, мальчик таким образом мстил отчиму. Хотя за что? Тот  терпеливо относился к его выходкам, ни разу руки на него не поднял. А мать, ругая сына, никогда не позволяла себе высказываний типа «Да я тебя в детдом сдам!» и тому подобного. На учете у нас стоял этот парень лет шесть, до совершеннолетия. И все это время продолжалась борьба. Сначала он крал деньги и тратил на сладости, повзрослел -- пошли бани, девочки. В целом из семьи он вынес тысяч двести. Причем таскал только из дома, больше нигде не воровал. И вот я его встречаю через несколько лет, ему 22-23. Нормальный парень, жениться собирается, работает на ВАЗе. Имеет дело с запчастями, деньгами -- и не тянет его больше на подвиги, дурь эта прошла. Мы с ним посмеялись, вспоминая его бурное отрочество. Конечно, заслуга, что все так хорошо кончилось,  родителей, особенно, отчима, который не обозлился. По большому счету во всем, плохом и хорошем, что происходит с детьми, виноваты  родители.

- Прежде чем вы зададите следующий вопрос, хочу поздравить всех сотрудников с профессиональным праздником, -- сказала заместитель начальника отдела Ольга Курляева. -- 31 мая исполняется 74 года со дня образования нашей службы в системе МВД. За это время мы выросли, окрепли, а начиналась в Тольятти служба по делам несовершеннолетних всего с одного инспектора, а теперь в каждом районе действует свой отдел. У нас по штатному расписанию 18 инспекторов, на каждого приходится по 40-45 подопечных. Нагрузка большая, работа тяжелая, но мы справляемся. Кстати, служебный автомобиль не помешал бы, а то везде пешком.
- Ольга Евгеньевна, ваши сотрудники так много интересного рассказали. Какая у вас, оказывается, опасная работа, а ведь инспектора, по-моему, одни женщины. Почему?
- Да, наш отдел чисто женский. Хотя несколько лет назад соотношение было пятьдесят на пятьдесят. Мужчины уходят в уголовный розыск, там дела масштабней, хотя опасностей хватает и у нас. Работа с детьми кропотливая, требует терпения, бывают специфичные моменты, когда мужчине трудней. Например, изъятие детей. Был случай, у одной мамаши изымали сразу четверых, возраст: 9 месяцев, годик, три года и четыре. Дай мужчине в руки младенца, он же от страха помрет! А мы работаем с детьми от 0 до 18 лет. Женщине проще. Даже профильным образованием у нас считается педагогика или психология, а не юриспруденция.
- А кто больше хулиганит -- мальчики или девочки? Какие правонарушения наиболее распространены и как наказывают виновных?
- Конечно, мальчиков больше. Девочки составляют где-то 20 процентов от общего числа нарушителей. Часты кражи и мошенничества с сотовыми телефонами. Дети воруют, отбирают их друг у друга, просят позвонить у взрослых и убегают. Потом сдают в ломбард или оставляют себе. Как всегда, не обходится без распития спиртных напитков, бродяжничества и драк. Бродяг отлавливаем, возвращаем домой. Через некоторое время они вновь на улице. Причина -- неблагоприятная обстановка в семье или психические отклонения. Часто одно вытекает из другого.
Бывает, воруют деньги из семьи. Так, один мальчик с приятелями выкрал у мамы 200 тысяч рублей -- кредит. Накупил всем телефонов и даже на такси укатил в Питер. Две девочки, также украв деньги, уехали в Таджикистан.
По-прежнему подростки, случается, нюхают клей. Так что, родители, обращайте внимание на своих детей!
Насчет наказаний. Для особо проштрафившихся существует центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей (в Сызрани). Туда на месяц отправляют детей, которых по малолетству нельзя наказать, но необходимо добиться, чтоб они осознали: безнаказанности не бывает. Наш отдел в 2009 году отправил туда семь подростков. Такие центры существуют по всей стране.
Напоследок еще раз обращусь к родителям. Внимательно относитесь к своим детям. Погружаясь в работу с головой, мы часто забываем о них. Всех денег не заработаешь, а ребенка упустить очень легко, подытожила Ольга Евгеньевна.

Наталья ЗИМИНА

Для справки:
С начала года ОДН УВД по Центральному району зарегистрировано 50 преступлений, совершенных несовершеннолетними. Среди них 15 грабежей, 20 краж, 2 мошенничества (по сравнению с прошлым годом это на 40 процентов меньше). К уголовной ответственности привлечены 40 подростков. На учете состоят 683.

Просмотров : 1866
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 0...-2, ветер 4 м/с
утро 0...-2, ветер 4 м/с
Завтра
день -1...1, ветер 4 м/с
вечер 0...2, ветер 4 м/с