Закон, он и в Африке закон
Общество
Закон, он и в Африке закон

Недавно отставной офицер из Краснодарского края через Конституционный суд доказал  свое право прописаться и жить на собственной даче, если только она отвечает всем требованиям, необходимым для круглогодичной жизни на ней. И все бы хорошо, но знаете, что ответили тому офицеру его местные власти, когда он, с решением КС в руках, хотел было приступить к процедуре прописки? А ты, сказали они, все равно не имеешь права на дачную прописку, потому что высокий суд имел в виду только те дачные кооперативы, которые находятся в границах города, а у тебя дача вне его.
Другими словами, да имели в виду краснодарские власти права человека, Конституционный суд и всю правоохранительную систему заодно. Полное пренебрежение российской законностью! Или, наоборот, испугались дополнительных хлопот. Ведь в случае дачной прописки люди будут иметь законное право на круглогодичные коммунальные услуги, предоставляемые муниципалитетом: свет, воду, газ, уборку мусора и т. д. Право на все, что положено и на страже чего стоит закон. Во всяком случае -- должен стоять. Не захотели, поскольку с жилым-то фондом не справляются должным образом, а тут еще дачи будут.
Я почему привел здесь эту историю. В Тольятти о таких именно прецедентах пока вроде бы не слышно, наоборот, у нас еще надеются на помощь властей и органов, но есть другие, сходные с краснодарским предметом разбирательств своими финалами. Кто-то должен, наконец, навести порядок в жизненно важных для простых граждан вопросах. Дом и дача -- это все, что у нас осталось, чтобы не превратиться массово в бомжей. Ну хотя бы здесь государство должно нам помочь!  Мы  остались практически один на один с этими проблемами. Просить свои же деньги на капремонт домов нас отучили, дачники вообще варятся в собственном соку -- и никому до этого нет никакого дела.   
В тольяттинских дачных и жилищных кооперативах возникают проблемы, чаще всего обремененные внутренними конфликтами между членами этих объединений. Причем от большинства конфликтов веет такой безысходностью, что даже сами «виновники торжества» не верят в их благополучное разрешение. Нюансы разные, но практически все ситуации, с которыми обращаются в редакцию, похожи одна на другую: объединились, начали платить взносы, а дальше -- подозрения в переплате и незаконной обдираловке, обвинения председателей правления, склоки, разборки, поиски третейского судьи... На последнее как раз и хотелось бы обратить внимание.
Вот только две истории.
В редакцию обратилась группа членов садового некоммерческого товарищества с просьбой разобраться в ситуации, сложившейся в их коллективе. Называть его мы не будем, поскольку другая часть этого кооператива, как выяснилось, категорически против публикации. Хорошо, обойдемся без «рекламы», но должны сказать противникам выносить сор из избы, что своим нежеланием делать это они косвенно признают свою неправоту в конфликте.
Так вот, конфликт возник несколько лет назад, когда кооператив остался без света и воды. Председатель сложил свои полномочия, и бразды правления  принял другой человек, из-за которого, как утверждают обратившиеся к нам дачники, с того момента и вот уже пять лет в кооперативе постоянные скандалы и суды, чего не было все двадцать два года до этого.  Поначалу-то действовали сообща, но по всем дачным участкам вода не шла, нужна была своя собственная скважина . Вот тут и началось: «Это из-за вас у нас нет воды, она вся уходит к вам вниз». Стараниями нового председателя, и это признают все участники конфликта, появилась своя подстанция, построили емкость,  но кто-то перекрыл задвижку, другие в ответ сели в ночную засаду и поймали-таки злодеев.
Постепенно стал проявлять себя другой лидер, на его сторону встал один из членов кооператива -- бывший сильный города сего. С этого момента конфликт уже становится принципиальным. Кооператив делится на два враждующих меж собой лагеря, и каждый из них считает подстанцию своей, в результате чего режутся провода, вешаются и срываются замки. Если одна сторона пытается через листовки и объявления достучаться до другой, все это расписывается заборным слогом или срывается. Стороны обвиняют друг друга в проведении нелегитимных собраний, сокрытии и фальсификации документов и различных заявлений дачников, неуплате членских и целевых взносов, в обмане не только друг друга, но и госучреждений  и хозяйствующих субъектов.
Что уж говорить о том, что одна сторона подозревает другую в незаконной продаже пустующих дач и в сборе неподотчетных денег. На этом фоне председатели законно и незаконно (это смотря какую сторону слушать) сменяют друг друга, апеллируя к правоохранителям каждый раз, когда дело доходит до тупика в отношениях. Суды и прокуратура в городе и области, а  также окружной прокурор и управление делами президента «нагружены» заявлениями и жалобами под завязку.
И вот тут стоп. Все бумаги, куда бы ни обращались дачники, стекаются в одно место -- в Комсомольскую прокуратуру. А там, по убеждению обеих конфликтующих сторон, у каждой из них свои люди. И ответ дачники получают всегда один и тот же: все эти склоки -- ваша внутренняя проблема, разбирайтесь сами, а для возбуждения уголовного дела нет никаких оснований…
Вторая история. Жилищно-строительный кооператив построил себе дом. Можно сказать, элитный, хотя  так считают не все его жильцы. А вот правление ЖСК, как утверждает инициативная группа, обратившаяся к нам в редакцию, видимо, считает. Во всяком случае, эти люди рассказали много такого, что вызывает недоумение и вопросы. Например, почему от членов ЖСК скрывается некоторая финансовая информация? Почему многие из них, оплатив жилье, не могут оформить право собственности на него?  На каком основании  люди должны вносить дополнительные деньги за жилье?  Зачем во дворе дома нужна платная автостоянка?
Все претензии инициативной группы к ЖСК можно сформулировать следующим образом:                                             правление работает плохо, принимает незаконные решения, выставляет необоснованно большие задолженности.  И опять же никому пока нет никакого дела до этих проблем рядовых граждан, недовольных работой объединения, в котором они состоят и деятельность которого регламентируется государством. Это что -- только их личное дело?
И еще. Вся исходная  финансовая, бухгалтерская и учетная документация этого кооператива была украдена, так что теперь никто не знает, как и на какие деньги  строился дом. И нет человека, которому можно было бы предъявить обвинение. Правоохранители ведут активную переписку, а результатов никаких. И не совсем еще понятно -- идет разбирательство -- сдан дом в эксплуатацию или нет, хотя люди в нем уже живут.
Это только последние обращения в редакцию. Были и еще. Люди уже не верят правоохранительным органам, их объективности и желанию разбираться в таких «мелких» проблемах маленьких людей. Но ведь существует федеральное законодательство о садово-дачных, жилищно-строительных и других объединениях граждан. А в этих объединениях обязательно есть устав и другие регламентирующие документы. И если все это игнорируется не только членами самих объединений, но и  правоохранительными органами, основная обязанность которых стоять на страже закона и порядка в нашей жизни, то на кого нам еще надеяться? 
Что значит «разбирайтесь сами»: идти друг на друга с лопатами и мотыгами, что ли?  И что значит  «нет оснований для привлечения к ответственности и порядку»? Или СНТ и ЖСК только для того и создаются, чтобы простой народ в них, идя стенкой на стенку, сам решал свои проблемы, забыв про власть, суды и прокуратуру, а законы на этих территориях незаконны? 

Виктор ЗАХАРОВ

Просмотров : 2119
 
Погода в Тольятти
Сегодня
ночь 4...6, ветер 5 м/с
утро 6...8, ветер 6 м/с
Завтра
день 10...12, ветер 6 м/с
вечер 5...7, ветер 5 м/с