(16+) Налетчики бежали к машине, роняя золото на землю
Право
(16+) Налетчики бежали к машине, роняя золото на землю

Их было пятеро, но на скамье подсудимых оказались только трое: Александр Гусаров, Александр Бабченко (оба нигде не работающие) и наладчик ВАЗа Павел Агеев. Наркоман Юрий Македон до суда не дожил, уголовное дело в отношении него прекращено в связи со смертью. А некий Антон Коняхин прошел по делу свидетелем, потому что «был не осведомлен о готовящемся преступлении». Правда, «неосведомленность» не помешала ему получить после налета 10 тысяч рублей, спрятав окровавленную одежду и обрез.

Касса в медгородке

Александр Гусаров и Павел Агеев до этого были уже судимы за разбои. Один отсидел 5 лет, другой – 3 года, судимости, кстати, не погашены.
Обладая определенным криминальным опытом, Гусаров предложил «бомбануть» одну денежную фирму. Офис кредитного потребительского кооператива «Инвест» располагался в медгородке, а точнее в административно-хозяйственном корпусе №10. Наверное, только наивные люди могут спросить, почему в медгородке находятся коммерческие структуры, не связанные с медициной. Преступники таких вопросов не задавали, они проводили рекогносцировку: дважды ездили к медгородку, осматривали пути отхода, а обрез испытывали на дачах за Обводным шоссе, стреляя по бутылкам.
Добывать деньги отправились Гусаров и Бабченко, произошло это ближе к обеду 15 марта прошлого года. Повязав на лица маски и надев перчатки, они поднялись на второй этаж административного здания и ворвались в офис «Инвеста». Там в это время находились директор кооператива и две его работницы: главный бухгалтер и кассир.
Обрез был у Бабченко, он ударил им сначала директора, потом кассира. При этом на каждого работника кооператива наводил ствол и кричал, что всех убьет. Деньги были в ящике стола, когда налетчик брал их, то часть купюр упала на пол. Бабченко чертыхнулся, но времени их собирать не было. Тем более Гусаров был занят – держал в углу главного бухгалтера.
Оказавшись на улице, преступники разделились: один пролез через проем в заборе и скрылся в лесу, другой побежал вдоль ограды в сторону детского отделения. Его начали преследовать опомнившийся директор «Инвеста» и водитель, но безуспешно.
Налетчикам досталось 285 368 рублей, хотя они утверждали несколько иное. Дескать, они совершили разбойное нападение, но не на офис фирмы, а на двух мужчин в масках, которые убегали с деньгами из медгородка. И было в объемном пакете 235 тысяч. Поделили они так: водителям Македону и Коняхину – по 10 тысяч, 40 тысяч – некому Денису, остальное досталось Бабченко и Гусарову. Павел Агеев, по их утверждению, в этом деле не участвовал, соответственно, долю не получил.

Обрез, топор и палка

Шальные деньги закончились довольно быстро, поэтому налетчики стали подыскивать «где бы навести движуху». Через четыре с половиной  месяца они решили, что нападут на торговый дом «Мозаика», там два отдела продают ювелирные украшения.
Теперь на дело пошли трое: Бабченко взял обрез, Агеев – строительный топор, а Гусаров – палку, оружия ему не досталось. Македон остался в машине. Тряпки на лица они повязали в тамбуре, хотя знали, что в ювелирном магазине нет видеокамер и охраны.
Витрины разбивали обрезом и топором. Выбежавшая на встречу продавщица, увидев агрессивных налетчиков, стала пятиться назад и, в конце концов, упала.
– Здесь есть тревожная кнопка? – спросил у нее Гусаров.
Женщина не ответила. В это время раздался выстрел, Гусаров резко обернулся, ведь за три минуты до нападения он предупредил Бабченко, вероятно, зная его характер:
– Смотри – не шмальни.
Позже Бабченко сказал, что произошел самопроизвольный выстрел в потолок. То ли когда он запрыгивал на витрину, то ли когда разбивал ее. Но с похвальбой добавил, что получился настоящий боевик.
Аккуратностью нападавшие не отличались: если в медгородке они рассыпали деньги, то в торговом доме – ювелирные украшения. Даже когда бежали к машине, золото падало на землю. Преступники утверждают, что вес «изъятого» составил около 300 граммов, из них золотых колец, цепочек, пирсингов – 241, остальное – серебро. По версии следствия, которое ориентировалось на акты ревизий, золотых украшений было похищено 591 грамм на 693 тысячи рублей, серебряных – 18 наименований на общую сумму 20 тысяч.
Практически все ювелирные украшения остались у Бабченко, он должен был их реализовать, а деньги поделить. Часть золота потом изъяли из двух ломбардов фирмы «ЛОМО», это Тольятти, и ломбарда «Южный экспресс», это город Нурлат. Кстати, в Татарию Бабченко ездил со своей женой, Татьяна выписывала на себя залоговый билет.
В суде все трое вину признали частично – по нападению на ювелирные отделы, но так и не сказали, куда дели основную массу украшений. Якобы Бабченко отдал золото с серебром знакомому Денису, который с деньгами их кинул. Кто такой Денис, фигурировавший и в первом эпизоде, следствие так и не выяснило.
В деле много свидетельских показаний, даже тех, кто сидел с обвиняемыми в одной камере сызранского изолятора. Представитель прокуратуры Автозаводского района, поддерживавший государственное обвинение, уточнил квалифицирующие признаки. Он заявил, что действия Гусарова, Бабченко и Агеева следует расценивать по каждому преступлению, как совершенное группой лиц по предварительному сговору.
Суд учел мотивированную позицию гособвинителя и то, что Бабченко частично (50 тысяч рублей) возместил ущерб директору ювелирного отдела, торгующего золотыми украшениями. В итоге Александр Гусаров получил 10 лет строгого режима, Александр Бабченко – 8,5, Павел Агеев – 7,5 лет. Кроме того, с них солидарно будет взыскано 642 516 рублей в счет возмещения материального ущерба. Вот такой получился боевик с нетипичным для кинематографа финалом.

Сергей РУСОВ

 

Просмотров : 1472
 
Погода в Тольятти
Сегодня
вечер -12...-14, ветер 5 м/с
ночь -12...-14, ветер 5 м/с
Завтра
утро -14...-16, ветер 2 м/с
день -11...-13, ветер 1 м/с